Урок по роману что делать рахметов особенный человек

Опубликовано: 22.04.2017

Коллекция сочинений: "Особый человек» Рахметов

Николай Гаврилович Чернышевский — добросовестный и самоот­верженный политик и человек. В собственном романе "Что делать?» писатель не только лишь дает определенные ответы на вопросы, по­ставленные обществом и временем, да и отрисовывают образ будуще­го революционера. Это Рахметов— "особый человек», по словам создателя. В чем все-таки его особенность? Разглядим и пой­мем его своеобразие.

Рахметов — юноша, выходец из дворянской сре­ды. С молодых лет он поставил впереди себя цель — сделаться креп­ким, сильным и крепким. "На половине семнадцатого года он вздумал, что необходимо приобресть физическое достояние, и на­чал работать над собой... На несколько часов в денек он стано­вился разнорабочим по работам, требующим силы: возил воду, таскал дрова, рубил дрова, пилил лес, тесал камешки, копал зем­лю, ковал железо; меняя работу, Рахметов разрабатывает раз­ные группы мускул. "Он даже прошел бурлаком по Волге, от Дубовки до Рыбинска...» В соревновании с бурлаками он перетя­гивал двоих-троих, "и товарищи его по лямке назвали его Никитушкой Ломовым» в честь известного бурлака-силача. Это прозвище очень льстило юноше. Физическое здоровье необ­ходимо. "Это может понадобиться»,— гласил он.

Последующим шагом в жизни Рахметова стала учеба. Зани­маясь в институте, он стал находить знакомства с одаренны­ми, выдающимися личностями. Так он познакомился с Кир­сановым. По советы старшего товарища Рахметов чи­тает книжки. "Через полгода, хоть ему было только семнадцать лет, а Лопухову и Кирсанову по 20 одному году, они уже не считали его юным человеком сравнимо с собой, и уж он был особым человеком». Он как и раньше был го­тов посодействовать хоть какому, кто нуждался в помощи. С людьми он говорил всегда непосредственно и по делу, сберегал свое и чужое время. Без всяких церемоний он мог подойти к хоть какому, с кем желал побеседовать, и здесь же отходил, если собеседник был не­интересен. Это малость скоробливало сначала, но знавшие Рахме­това принимали его поступки нормально.